All Activity

This stream auto-updates   

  1. Today
  2. а чай - по расписанию...       Британский экипаж бронеавтомобиля M 6 Staghound из 1st King's Dragoon Guards пьёт чай, укрывшись от солнца под зонтиком. Италия, 1944 г.       Зонтик у них прикольный - явно не форменный. Via
  3. Yesterday
  4. 11 июля Гоуэр достиг Тильзита, где были расположены двор и русский император, и тот ему дрожащим от напряжения голосом зачел «совершенно неожиданный список британского пренебрежения Россией и безразличия к ней, как к союзнику, заключив это словами: «Вы делаете только то, что вам нравится, если делаете вообще». Кстати, корреспонденция Гоуэра, присутствовавшего в тот момент в Тильзите, развенчивает устоявшийся исторический миф о том, что якобы секретной статьей в Тильзитском договоре шел артикул о передаче датского флота Франции с согласия России. Как мы уже упоминали, это была клюква, запущенная Наполеоном через свои газеты. Понятно, что не было и никакой мифической «секретной службы Каннинга», которая тайно бряцая отмычками пробралась к какому-то там сейфу, выкрала эти секретные статьи, и доставила в Лондон. Александр быстро навел с Гоуэром сердечные отношения, и уже в августе Гоуэр писал Каннингу, что он своими глазами видел все черновики Тильзитского договора и сам подписанный договор, и уверял, что никаких секретных оглашений там не существует в природе. Самое смешное произошло шесть недель спустя, когда Гоуэр получил предписание «найти соглашение или признаки соглашения между Александром и Наполеоном о разделе датского флота»[1]. По сути английского посла в России Лондон слезно просил и умолял  придумать улики или попросту состряпать их. А все потому, что к этому моменту подготовка к экспедиции на Копенгаген, окончательно принятой «в производство» 16 июля 1807 года, уже шла полным ходом, и такие данные оправдали бы готовящуюся агрессию, и «конфискация датского флота в таком разрезе могла бы быть рассмотрена не как акт войны, а как необходимая самооборона». Гоуэр отвечал, что Россия готова закрыть порты для английской торговли, но император намекнул, что Англия вполне может торговать с Россией под португальским флагом, поскольку к Португалии санкции не относятся, Он писал о положении дел в Санкт-Петербурге, в армии, в обществе. Но Лондон это не интересовало. В течение нескольких недель красной нитью в письмах Каннинга Гоуэру проходит одна мысль – найдите доказательства частных соглашений между Россией и Францией по поводу Дании и ее флота. [1] Письмо Каннинга Гоуэру от 27 сентября 1807 года. Via
  5. С днем ВМФ!

    Вот нравится мне, как написано. Просто и со вкусом. Суть всех военно-морских сил - в их военном характере. Фактически, смысл существования военно-морских сил состоит в том, чтобы гарантировать, что никакая враждебная морская держава сможет ущемить нашу собственную национальную безопасность и интересы. Военная роль военно-морского флота характеризуется угрозой применения силы на море и/или с моря. Это включает применение морской мощи как в наступательных операциях против сил противника, территории и торговли, так и в оборонительных операциях для защиты собственных сил, территории и торговли. Военная роль осуществляется через выполнение конкретных военных целей, задач и задач. Цели создания военно-морского флота: Сдерживание конфликтов и сопротивлению любому принуждению со стороны сторонних держав. Решающая военная победа на море в случае войны. Защита территориальной целостности страны, граждан и оффшорных активов от морской угрозы. Влияние на дела на суше. Защита торгового флота и морской торговли страны. Защита национальных интересов страны и обеспечение безопасности на море. А вот второе определение, которое мне почему-то нравится гораздо меньше: Военно-Морской Флот предназначен для обеспечения защиты национальных интересов Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности на глобальном и региональном уровнях, отражения агрессии с морских и океанских направлений. Военно-Морской Флот создает и поддерживает условия для обеспечения безопасности морской деятельности Российской Федерации, обеспечивает военно-морское присутствие Российской Федерации, демонстрацию флага и военной силы в Мировом океане, принимает участие в борьбе с пиратством, в осуществляемых мировым сообществом военных, миротворческих и гуманитарных акциях, отвечающих интересам Российской Федерации, осуществляет заходы кораблей и судов Военно-Морского Флота в порты иностранных государств. Первое определение - это задачи военно-морского флота... Индии. Прям с официального сайта. https://www.indiannavy.nic.in/content/role-navy В индийском определении мне нравится отсутствие глобальных фраз и большая конкретика. И да, почему-то раз за разом в день ВМФ вылезают товарищи, которые на голубом глазу рассказывают, что флот России не нужен, что это - попил бабла, и так далее. И вообще, в нашем обществе есть какая-то тяга к принижению русского флота. Лично для меня точку о нужности флота и о дискуссиях о его существовании всегда ставили западные исследования. Потому как взгляд со стороны в этом плане гораздо более объективен. Вот как пример такого взгляда - Майкл Кофман и Джефри Эдмондс. Россия по-прежнему зависит от остатков океанского флота (Blue-water Navy), унаследованного от Советского Союза, но новые силы медленно поднимаются, чтобы занять свое место как над волнами, так и под ними. Этот флот будет другим, со своей собственной стратегией. Соединенным Штатам не следует бояться российского флота, но они должны уважать и изучать то, что Москва пытается сделать со своими военно-морскими силами. Непонимание возможностей противника и их логики - хороший способ когда-нибудь стать им неприятно удивленным. Обучение на подобном опыте обычно происходит за счет жизней. Представьте себе, что в не столь отдаленном будущем группа российских ракет «Калибр» на сверхзвуковой скорости приближается к американскому эсминцу, стремясь к цели на своей конечной стадии. В этот момент капитану не сильно понравится груда статей за его спиной, утверждающих, что ВМФ России больше нет. То, что Россия так мало потратила на корветы, давшие этот залп, а Соединенные Штаты так много на корабль, который вот-вот этот залп в борт получит, заставит много над чем подумать в эти последние минуты. Современный российский флот не предназначен для конкуренции с военно-морским флотом США, а вместо этого предназначен для противодействия ему и для поддержки стратегии евразийской сухопутной державы двадцать первого века. Россия может быть гораздо менее могущественной, чем Советский Союз, но, тем не менее, она остается великой державой с вооруженными силами, способными добиться превосходства на своих границах. Вооруженные силы России достаточно сильны, чтобы повлечь за собой существенные издержки в конфликте, и страна располагает мощным ядерным арсеналом, от которого она не уклонится. Российский флот играет важную роль в этой стратегии, и его нельзя игнорировать, несмотря на его недостатки. Via
  6. Last week
  7. При таком благочестии, каким отличалась мать семейства, неудивительно, что и сёстры Гэнсина тоже стали подвижницами. И про них известно чуть больше, чем про других хэйанских монахинь (женщины в буддийской общине в эту пору обычно остаются в тени). Покажем сегодня истории о старшей сестре, по монашескому имени Гансай 願西. Она родилась, видимо, в конце 930-х годов, а умерла в 1000-х; на рубеже веков, во времена Фудзивара-ни Митинаги и Мурасаки Сикибу, была старухой, но еще вполне деятельной. Самый ранний рассказ о ней появляется в «Записках о чудесах Сутры о Цветке Закона в великой стране Японии» («Дай Нихон-коку Хоккэ гэнки», далее «Хоккэ гэнки») в 1040-х годах, о самом Гэнсине там тоже есть история; все герои этой книги – хранители «Лотосовой сутры». Монахиня Гансай Монахиня Гансай – старшая сестра общинного главы Гэнсина из молельни Рёгон-ин. С тех пор как пришла к Закону Будды, читала «Сутру о Цветке Закона» про себя и вслух, и к тому же понимала глубокие основы сутры. Сердце монахини было мягко, она не отступала от правильного-истинного, всегда хранила заповеди и уставы, глубоко сокрушалась о прежних грехах своих [из-за которых родилась женщиной]. Хотя и получила женское тело, её можно и нужно назвать настоящим мужем веры! «Сутру о Цветке Закона» она прочла – около десяти тысяч раз, а сколько заслуг набрала молитвой, памятованием о будде Амиде – невозможно подсчитать. Часто к ней приходили те, кто видел странные сны. Птицы слетали с гор, собирали плоды и в клювах приносили ей. Лисицы прибегали с полей, приносили ей колосья. И уж конечно – как же людям было не искать у неё прибежища? Зная, что все они хотят завязать связь [с сутрой], Гансай ничьих помыслов не отвергала. Одеждой лишь прикрывала тело, едой лишь поддерживала жизнь, а что оставалось сверх того, то она повсюду раздавала бедным, никакой корысти для себя не желала. Фугэн приходил защищать её, Каннон возлагал ладонь ей на голову. Такие чудеса случались часто, постоянно. В последний миг ее жизни глаза ее видели ясный свет, уши слышали чудесный Закон, она соединила ладони, приветствуя будду, испустила дух и ушла в нирвану. Это было в середине годов Канко: (1004–1012). А вот рассказ о ней же из «Собрания стародавних повестей» Рассказ о том, как монахиня Гансай хранила «Сутру о Цветке Закона», и та не сгорела в огне В стародавние времена жила одна монахиня. Звали её Гансай, она доводилась младшей сестрой общинному главе Гэнсину из Ёкавы. …В свете её почитали безмерно. Сутра, ею хранимая, являла чудеса: кто страдал от недугов, тем она посылала сутру для защиты, и не было случая, чтобы кому-то из них не явилось чудо. Меж тем в храме Ямасина-дэра жил человек по имени Дзюрэн, распорядитель обрядов. Его жена тяжко страдала от зловредного духа, месяцами мучилась от болей. Хотя и устраивали всевозможные моления, чуда всё не было. Тогда прослышали, что сутра, которую много лет читала госпожа-монахиня, творит чудеса, и послали за такой сутрой. Получили, положили в ларец и поставили в изголовье больной. И силой сутры та излечилась от недуга. Сутру чтила безмерно, на время оставила у себя в изголовье. Однажды в полночь в доме начался пожар. Люди всполошились, сначала стали выносить другое добро, а про сутру забыли. Все постройки сгорели дотла. Наутро все в доме опечалились, что не вытащили сутру из огня, но ничего уже не поделаешь! А на другой день люди собрались на пожарище собирать гвозди и прочее, что из металла, глядь – на месте жилых покоев какая-то кучка. Удивились, раскопали пепел и видят: ларец, где лежала сутра, сгорел, а восемь свитков сутры целы! Ничуть не повреждены! Люди из селения о том прослышали, сбежались, наперебой стали кланяться. Весть передали в храм Ямасина, собралось множество монахов, поклонились сутре и почтили ей. А потом устрашились и поскорее отослали сутру обратно к монахине. В самом деле, удивительное дело, внушает трепет! Думается, монахиня не была обычным человеком! Так говорили все. Исключительно достойная, святая подвижница! Так передают этот рассказ. Дзюрэн 寿蓮 (ум. 978) ведал порядком проведения обрядов в храме Кофукудзи. Хотя это и монашеская должность, в рассказе у Дзюрэна есть жена – возможно, та, на ком он был женат ещё в миру, но может быть, он и не расстался с нею, став монахом, то есть нарушал общинный устав. Via
  8. Из-за решения в 1801 году не передавать свои корабли англичанам и дать бой датский флот в значительной степени оставался неповрежденным и боеспособным инструментом. Хотя его задача по обеспечению проводки торговых конвоев и защиты торговых судов от действий англичан теперь была отменена, другая основная цель – сдерживание шведских амбиций на Балтике – еще оставалась. Соответственно, главной силой флота оставались линейные корабли, численность которых в период 1801-1807 годов увеличилась, а сами корабли были построены более мощные и сильные. В соответствии с давнишней политикой датский флот делился на ограниченное число кораблей активной службы, и остальных, входивших в резерв, которые в мирное время стояли со снятыми мачтами, парусами и такелажем в портах приписки. Чтобы в случае необходимости быстро вооружить морской резерв – в Большом Арсенале Копенгагена находились большие запасы необходимых материалов – мачты, паруса, пеньковые канаты, якоря и т.п., поэтому корабли могли быть вооружены и введены в строй достаточно быстро. Однако в сентябре 1806 года принц Фредерик (фактический правитель Дании) предложил помимо линейных кораблей начать большое строительство гребных судов – галер, прамов, канонерских лодок, так называемого армейского флота. Подобные эскадры уже были в шведском и русском флотах, поэтому строительство армейского флота Данией выглядело логичным. Основой его стали галеры с 35-40 парами весел и двумя 24-фунтовыми орудиями на баке. Хотя их мореходность подходила только для литоральных вод, и сами галеры и канонерки уступали в прочности линейным кораблям во много раз, зато их можно было построить просто гигантское количество, и проблем с базированием, таких, как у больших кораблей, у них не было – галеры или канонерки вполне могли отстаиваться даже в самом малом порту. Согласно плану к 1814 году предполагалось иметь большой армейский флот из 300 галер и канонерок, и за счет этого можно было сократить количество линкоров на треть и сократить траты на содержание флота чуть ли не вдвое, ведь флот - это не только корабли, но еще и верфи, склады, и прочая инфраструктура. Понятно, что для малых кораблей она банально будет дешевле, чем для капитал-шипов. В общем, было развернуто активное строительство галер, что привело к активности верфей и резкому увеличению запасов Арсенала. Понятно, что британцы не могли не заметить этой активности, что привело к серии секретных миссий шпионов в Данию, дабы понять – чем это датчане занимаются. Так вот. После разгрома Пруссии в 1806 году и заключения между Россией и Францией Тильзитского мира в 1807 году положение на Балтике стало для Англии просто угрожающим. В связи с этим важной для англичан была позиция Дании, но, напуганные произошедшими в мире событиями, британцы не могли оценить позицию Дании адекватно, руководствуясь своими страхами и опасениями, что Дания вот-вот перейдет на сторону Наполеона. Особое беспокойство англичан вызвало переформирование датского флота, которое они спутали с усиленным строительством. Дело в том, что Дания для экономии решила построить большое число маленьких гребных кораблей, вооруженных одной-двумя большими пушками, и за счет этого уменьшить количество линкоров, который обходились в содержании гораздо дороже. Англичане же решили, что развернуто большое строительство капитал-шипов. Via
  9. Испортив отношения с лордом-маршалом, сэр Джон на этом не остановился, а продолжил самодурствовать на всю катушку. Он вдрызг разругался с архиепископом Дублина Адамом Лофтусом, отправил в тюрьму королевского секретаря Фэнтона (да-да, того самого, который ранее считал Перрота “приветливым и приятным”) и обвинил на заседании Дублинского совета Бингхэма в растратах. Совет эти ничем не подкреплённые обвинения отмёл. Тогда Перрот отправил к Бингхэму своего представителя Стивена Сигрева, который именем наместника вызвал лорда-маршала на поединок. На чём? На дубинках!.. Опешивший от таких вводных лорд-маршал заявил, что раз Перрот использует заместителя, то и он, Бингхэм, тоже может выставить на поединок заместителя. Вот, например, есть в Коннахте такой лейтенант Жак — косая сажень в плечах, руками ломает подковы и дубинка для него, что тросточка. Жак вполне подойдёт!.. Но сэру Джону такой вариант не понравился. Лорд-заместитель отправил в Коннахт указание Сигреву биться именно с Бингхэмом и ни с кем другим. Лорду-маршалу недавно стукнуло 58 лет — по меркам XVI века он считался стариком, так что идея дуэлирования на дубинках с молодым представителем наместника сэру Ричарду совсем не нравилась. В конце концов, нападки “делегата” Перрота лорду-маршалу надоели. Тогда Бингхэм выхватил меч, отбил им дубинку “делегата”, а потом от всей души рубанул Стивена Сигрева по голове. Узнав о смерти своего представителя, Перрот собрал в Дублине совет и потребовал арестовать лорда-маршала. Когда 80-летний сэр Николас Банегал посмел выступить с речью в защиту Бингхэма, он удостоился от наместника публичной оплеухи. В знак протеста совет демонстративно разбежался, так и не утвердив распоряжение лорда-заместителя об аресте лорда-маршала. https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxii/ Как там в далекие 90-е пела команда ДГУ во главе с Сивохой?) Ну а если б я депутатом был - Я б депутатам морды бил. А без этого наш народ - Он плюрализьму не поймет) Via
  10. Даже если Оканья... Как пример можно рисунки того же Кастелли взять. В Грузии он был. Как результат - на его рисунках рядом с узнаваемым местным храмом может быть намалеван Юпитер в простыне. А грузинский князь красуется в апуло-коринфском шлеме и при щите с горгонейоном. =/ Это не трогая того, что Оканья - "не Веласкес".
  11.        Чем дальше, тем больше любопытных и необычных фактов открывается нам о наших двоюродных братьях неандертальцах. Вот и сейчас немецкие археологи сделали интересную находку, свидетельствующую о высокоразвитых инструментальных навыках неандертальцев:       Ученые из Германии и Бельгии изучили необычный наконечник копья возрастом 65 тысяч лет, найденный в немецкой пещере Полая скала (Hohle Fels), где некогда жили неандертальцы. Это древнейший листовидный наконечник копья изо всех известных: Homo erectus и даже многие популяции современных охотников-собирателей использовали деревянные копья безо всякого наконечника. Изготовление сложносоставного копья с таким наконечником давало преимущество неандертальцам — предкам современных европейцев и азиатов Via
  12. Могу посочувствовать - материалов, которые это прояснили бы, нет. Можно надеяться на археологию (скажем, найдут погребение мапуче доколумбовой эпохи, а там - многослойная кираса из кожи). Но "пальтецо" для доколумбовой Америки не особо и нужно было - коней-то не было. Кстати, у де Оканья панцири короткие. В XIX в. они превращаются в пальто. 
  13. Меня интересует именно вопрос с тем - местная эта традиция или привнесенная испанцами. Широта использования кожаных доспехов в мире тут мало что дает. Их также широко не используют, как и используют.
  14. garrota: Bastón grueso, generalmente de madera, y con el extremo superior curvo, que se usa principalmente para conducir el ganado. Как раз то самое, что у пешего индейского лучника на картинке из книги де Оканья. Есть еще garrocha: Palo de cuatro metros de largo, terminado en una punta de acero de tres filos, que se usa para picar desde el caballo al toro en una corrida.   Это уже похоже на пику, собственно, потому гаррочиста и вербовались в легкоконные полки в ходе войны с французами. Сама по себе практика ношения кожаных доспехов - она универсальна для всего мира. Фактически, по всему миру они были известны. Покрой обуславливался местными особенностями. Кораса де куэра у патагонцев и воинов с мексиканского фронтира - практически идентична по структуре бронирования, покрой несколько разный.
  15. Cartas de Pedro de Valdivia, que tratan del descubrimiento y conquista de Chile. Al emperador Carlos V. Concepción, 15 de octubre de 1550  
  16. Цветная картинка - это Анганамон, вождь мапуче в начале XVII в. Странно, что он был вождем (токуй) в 1611-1612, а книга о путешествии Диего де Оканья вышла в 1608 г. Само путешествие было в 1600 г. Видимо, Анганамон был и тогда в авторитете, что его даже нарисовали. Там же есть и такие вот картинки: Такие дубинки и до сих пор носят мапуче в Чили (для обрядов, надо понимать). А вот хорошая гравюра Флориана Пауке (ок. 1760) - индейцы-гуарани на службе в иезуитских редукциях обучаются конному строю:
  17. По поводу численности и структуры. Насколько понял - "компаунд" это примерно то же самое, что Бутинов в "Народы Папуа-Новой Гвинеи" назвал словом "вемун".  Минимум одна нуклеарная семья, часто - несколько. Обычно возглавляется Бигменом. Отмечается, что жители одного компаунда часто родственники - но это не обязательно. Люди довольно свободно и часто переселяются из компаунда в компаунд, дружеские связи у дани социально даже более важны, чем родственные. Насколько понимаю - это единица единственная, которая внятно осознается дани как какая-то "единица" организации. Все что выше - автор выделил сам, на базе характерных связей. Как он сам пишет - даже для общины/автономной деревни (neighborhood) у них нет специального термина. В Большой Долине живет около 50 тысяч дани. В компаунде - от 3 до пары дюжин человек, основная экономическая единица. В кластере компаундов - от 2 до 5 компаундов, но некоторые (часто) компаунды в такие кластеры не входят. Отдельных лидеров у таких кластеров нет, каких-то специальных социальных функций - тоже. Это чисто географические единицы. Далее - та самая "община", обычно несколько сотен человек. Большая часть жизни отдельно дани проходит в рамках такой вот "общины".  Как пример - Durum Neighborhood было около 350 человек и 35 компаундов. Из них 8 стоят отдельно, а остальные формируют кластеры из 2-5 компаундов.  "Конфедераций" в долине около 50, средняя численность, насколько понимаю, порядка 1000 человек. Число "альянсов" - "около дюжины", ранее автор упоминал типовую численность - около 5000 человек.
  18. Первая "штука из Интернета" из музея им. Жака Ширака на набережной Бранли в Париже. Вещь оттуда, но на сайте найти ее крайне сложно. Не смог, ограничился общими указаниями сайта. Похоже, ее публиковали в 19870 г. в статье "Кожаная броня индейцев Патагонии" (испанское название надо смотреть). Статья есть на ResearchGate, но ее надо запрашивать у автора, а он умер в 2012 г.
  19. Прибывший в Дублин Перрот не сильно торопился приступать к исполнению своих обязанностей — по городу даже поползли слухи, что сэр Джон при одном виде Ирландии так занемог, что, видимо, уже и не поправится. К разочарованию недоброжелателей, Перрот через пару недель всё же вступил в должность. Так на Изумрудном острове появился новый английский наместник. Кстати, о недоброжелателях. Их у сэра Джона и до ирландского “турне” вполне хватало, а после появления наместника в Дублине оные недоброжелатели стали плодиться просто со страшной силой! Виной тому был в основном характер Перрота — нервный, холерический. Сэр Джон неоднократно демонстрировал склонность сначала наорать на визитёра, а уже затем интересоваться, с чем тот пожаловал. Такие манеры лорда-заместителя умножению числа его друзей, конечно, не способствовали. Полученные Перротом в Лондоне инструкции гласили, что сэр Джон обязан заняться уменьшением расходов, сокращением армии, а также увеличением доходов от Ирландии. Обжившись в Дублине, сэр Джон начал заселять английскими колонистами опустошённый восстанием Десмонда Манстер. Томас Батлер, граф Ормонд, был обязан содействовать выполнению циркуляров наместника, но делал он это без восторга. Батлер с куда большим бы удовольствием прибрал все бывшие владения Фитцджеральдов-бунтовщиков к своим персональным рукам, но… Но сразу портить отношения с Перротом Батлер не решился и сделал вид, что все решения наместника поддерживает. По крайней мере — пока. Тем временем в Дублине Перрот заявил, что задача, поставленная ему Её Величеством — это “искоренение имени и самого существования холопства” (the name of a churl and crushing of a churl — по-английски слово churl переводится как мужлан, грубиян, холоп, быдло) и превращение бывших холопов в свободных йоменов, франклинов, фермеров. Речь сэра Джона “была по замыслу доброй, но в его устах прозвучала как угроза”. Впрочем, доселе ни разу не попадавшийся Перроту под горячую руку секретарь Фэнтон нашёл нового лорда-заместителя “приветливым и приятным, стремящимся годными средствами завоевать сердца людей, делать их богатыми, трудолюбивыми и заботящимися о прибыли Её Величества так же, как и о своей”. Джон Норрис был назначен губернатором Манстера, Джон Бингхэм сменил Мэлби в Коннахте. Казалось, мир в Ирландии полностью восстановлен, и теперь тут действительно можно будет “сеять разумное, доброе, вечное”. Однако Елизавета I, а также её окружение постоянно забывали о балансе интересов и единстве противоречий в Ирландии. Сокрушение Десмондов и разорение Манстера ослабили Изумрудный остров, чем не замедлили воспользоваться шотландцы, десантировавшиеся в Ирландии, дабы завладеть земельными участками для собственных колонистов. В Ольстере высадился 4-тысячный шотландский отряд, немедленно занявшийся грабежом и разбоем. Когда Перроту сообщили, что “колонизаторы” деловито угнали стадо из 3 тыс. коров, лорд-заместитель заметил: "Шотландцы всегда были одержимы только одной привычкой — охотой за мясом". Спешно отправленный сэром Джоном на перехват двухтысячный отряд английских солдат опоздал — к моменту его появления в месте высадки шотландцы уже погрузили свои мычавшие трофеи на корабли и убыли домой. Королева Елизавета обратилась с нотой к шотландскому правительству в Эдинбурге. Ознакомившись с ней, Мария Стюарт сообщила королеве Англии, что Эдинбург не несёт ответственности за частные предприятия кланов МакЛинн и МакДоннелов в Ольстере. Ну, раз так… Англичане осадили в Ольстере замок Данлюс, принадлежащий клану МакЛинн. На третий день жестокой бомбардировки замка он сдался. https://fitzroymag.com/right-place/irlandskie-vojny-chast-xxxi/ Via
  20. июня месяца в 28-й день, в канун праздника святых апостолов. И была тогда суббота...        С.А. Кириллов. Андрей Боголюбский. Убиение. 2011 г.        На переднем плане - ключник княжеский Анбал, яс родом, тот самый, который, согласно "Повести об убиении Андрея Боголюбского", забрал княжеский меч, а и был тот меч мечом самого св. Бориса.        Вельми зело экспрессивная картина. Via
  21. Чарруа это и не Парагвай, и не Чако. Это Уругвай. У них, насколько понимаю, доспехов не было. У индейцев Чако кожаная броня была. Упоминаются туники и жакеты из шкур ягуара, тапира, быка. Вроде бы даже покрытые кони иногда. Ну и боевые пояса - эти даже этнографы сфотографировали.
  22. Наверное, имелся в виду китовый ус?
  23. Наверное, corazza de cuera была в целом широко распространена в Латинской Америке. В единое все соединяли испанцы - как классические культуртрегеры. Интересно, а чаруа в Парагвае не дошли до тяжелых доспехов, как апачи и команчи?
  24. "Шпоры" особенно хороши! С доспехом понятно - как и куэра в Мексике, многослойное кожаное пальто. Шляпа - это да, хайтек. У испанцев не указывается наличие кожаной шляпы на мексиканском фронтире. А вообще, тема интересная - касаешься вскользь, и начинает неожиданно нравиться!
  25. Ну а на Варспоте начался еще один мини-сериал из пяти частей, который я давным давно обещал, когда мы с вами еще разговаривали в Клубе Дюма. Речь об экспедиции Лестера и об обретении независимости Голландии. Фландрия (давайте будем называть территориальные образования, организованные в Нижних Землях, так) приняла австрийское подданство достаточно легко, так как местные союзы самоуправления хотели защиты от французского экспансионизма и свободы рук в торговле. Император, по мысли местного истеблишмента, взял на себя бремя защиты и все расходы на оборону от «французской угрозы», а Фландрия за это признавала его своим сюзереном. Столицей провинции стал Брюссель, где заседал императорский наместник. В английских и голландских исследованиях говорится о непосильном гнёте налогов, которые пришли во Фландрию вместе с Карлом, однако испанцы утверждают, что Нижние Земли всегда были для них безнадёжно убыточной территорией: денег на содержание там войск постоянно не хватало, а множество битв в череде испано-французских войн проходили как раз на территории Фландрии и прилегающих французских земель (в Пикардии, Артуа и т.д.). В 1559 году завершилась последняя из серии испано-французских войн, в которой испанцы и австрийцы одержали решительную победу над французами. Заканчивал эту войну уже наследник Карла V — его сын Филипп II. В соответствии с мирным договором, подписанным в Като-Камбрези, Франция отказывалась от экспансии в Италии и Фландрии. Отныне австрийско-испанский мир получал гегемонию в Европе. Для Фландрии такой поворот событий означал, что от французов они защитились, и теперь армию Габсбургов можно с территории Нидерландов вывести. Немного цифр. Содержание армии во Фландрии в 1551–1559 годах обходилось королю в 1,1 млн дукатов в год. Налоги же, поступавшие из Нижних Земель в казну, в разные годы колебались в пределах от 360 000 до 520 000 дукатов. Да, во время войн Карл V иногда вводил экстраординарные сборы (например, в 1551 году фламандские генеральные штаты выдали Карлу V на отражение французской агрессии 1 млн дукатов), но это были непостоянные сборы. А вот траты на армию были постоянными. В 1560-х годах сошлось несколько факторов, которые и стали подоплёкой начала Войны за независимость во Фландрии. Во-первых, после отражения французской угрозы фламандцы посчитали миссию австро-испанцев выполненной, а сюзеренитет испанского короля — излишним. Во-вторых, во Фландрии началось победное шествие протестантизма, который вполне соответствовал духу местной торговой аристократии. В-третьих, из-за войн на Балтике (в тот момент шла Ливонская война, Швеция и Дания закрыли проливы для прохода) голландская посредническая торговля несла гигантские убытки, что привело к резкому падению уровня жизни населения, а с учётом того, что в середине XVI века фламандские города снабжались исключительно балтийской пшеницей, то и к угрозе голода. Добавим сюда и «революцию цен»: Европа находилась на пике добычи серебра плюс на континенте в большом количестве появилось серебро из Америки. В августе 1566 года все эти факторы выстрелили. На недовольство фламандского истеблишмента наложились отсутствие продуктов питания и увеличившиеся в шесть раз цены. Началось так называемое Восстание иконоборцев: протестанты увидели в этих событиях «руку Господа из-за католической ереси идолопоклонников». Филипп II ввёл во Фландрию не только солдат, но и новый налог — алькабалу, который должен был пойти на содержание войск во Фландрии, раз уж местные власти не могут или отказываются их содержать. Это и послужило завязкой всей последующей истории. https://warspot.ru/20011-gordiev-uzel-flandrii Via
  26. Load more activity